24e2f44e     

Седов Борис - Пленница



det_action Борис Седов Пленница Жизнь четырнадцатилетней Тамары дала крутой поворот: ее родители были жестоко убиты, а сама девочка оказалась под опекой ненавидящих ее родственников. Чтобы завладеть наследством, доставшимся Тамаре от отца-бизнесмена, они готовы на все — даже продать девочку в гарем кавказскому мафиози и объявить ее пропавшей без вести. Удастся ли ей выжить в этом аду?
ru ru OCR Альдебаран http://www.aldebaran.ru/ admin@aldebaran.ru FB Tools 2005-01-21 http://www.aldebaran.ru/ OCR Альдебаран & SpellCheck Вадим 32E1D647-53DB-4FA9-8B80-6FAE9EE6814A 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Альдебаран
Пленница Нева СПб 2003 5-7654-3262-Х Борис Седов
Пленница
В основу романа положены реальные события.
Все имена изменены, частично «Пленница» — плод фантазии автора.
И еще: в районе Новомосковска, Тульской области, нет ни одной женской зоны.
Часть первая
«РЕАЛИТИ-ШОУ: ВЫЖИТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!»
И приведите откормленного теленка и заколите: станем есть и веселиться.
Святое благовествование от Луки, гл. 15.23.Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять.

Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни.
Откровение от Иоанна Богослова, гл. 2.10.Глава 1
ЗЕЧКИ ПО ВЫЗОВУ
Герда. 17 июля 1999 г. 20-00 — 20-15— Падлы! Как же достали! Твари!

Ублюдки! — Касторка бесстыдно задрав нелепую серую юбку, начинает активно изгонять из-под нее комаров. Мелькает розовый зад в символических трусиках, и эта картина, небось, вызывает сладкую оторопь у скучающего на соседней вышке караульного. Солдатик, как говорится, на какое-то время утрачивает предписанную строгим уставом бдительность.
— Закройся, — сквозь зубы бросает Диана. — Не егози. — Хотя она даже не смотрит в сторону Касторки, вообще стоит к ней спиной, но у меня уже давно сложилось впечатление, что и на затылке у Дины-Ди есть глаза. — И без твоих выкрутасов засветились здесь выше крыши… Где ж эти выродки?!
Под выродками она подразумевает легавых, которые еще сорок минут назад должны были для нас подогнать к КПП автозак-«мелодию», — и тогда бы нас вывели за запретку.
— Сейчас плюну на все и отправлюсь в барак, — скорее пугает, чем произносит всерьез Дина-Ди и, переступив с ноги на ногу, облокачивается плечом о столбик с какой-то режимной агиткой. — Выставили тут на посмешище, как лярв на Тверской.
«Лярвы и есть», — при этом думаю я.
Потому что сегодня мы вчетвером — я, Диана, Гизель и Касторка — отправляемся на всю ночь за запретку. Хавать волю. И зарабатывать фишки на грев. Правда, каждой из нас за это предстоит лечь под какого-нибудь старого похотливого сморчка.

А то и под нескольких.
…Вот уже больше трех лет я топчу эту зону. И все это время наблюдаю за тем, как зона исправно поставляет своих обитательниц сильным мира сего. Там, за запреткой, считается, что зечки голоднее местных задроченных скважин из-за постоянного воздержания.

В отличие от профессионалок они не изображают оргазмы, а получают удовольствие на самом деле. Бред! Это под дряхлыми-то импотентами?!
…Неделю назад кума оказалась вдруг перед выбором: либо облажаться перед постоянным, надежным и щедрым клиентом и потерять очень хороший заказ, либо все-таки выполнить прихоть одного из местных нуворишей и в довесок к проверенным выездным давалкам Касторке и Гизели поставить заказчику еще двоих сексапилок, отвечающих немыслимым требованиям. Во-первых, обе не склонны ни к выпивке, ни к наркотикам. Во-вторых, у обеих рост не



Назад