24e2f44e     

Сегаль Валерий - Первый Вторник После Первого Понедельника



prose_counter Валерий Сегаль Первый вторник после первого понедельника 1997 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-07-01 08CCD178-E51A-446F-9BC3-BCCC5DBA1108 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Валерий Сегаль
Первый вторник после первого понедельника
Автор считает своим долгом предупредить возможного читателя, что действие этого рассказа происходит в вымышленной стране.
Поэтому возможные попытки определить место действия не имеют никакого смысла. Подобная история могла случится почти в любой стране.
Пожалуй это типичная для ХХ века история.
Х. проснулся и посмотрел на часы — половина седьмого. Обыкновенно он вставал в семь. Правильнее сказать — в семь звонил будильник, а Х. после этого еще минут пятнадцать-двадцать мучился, не находя в себе сил вылезти из-под одеяла.

Но в этот день он вскочил сразу.
День предстоял особый. Первый вторник августа. Первый вторник после первого понедельника. День Выборов.

Сегодня народ будет выбирать президента страны, а Х. пойдет голосовать впервые в жизни.
Х. стоял под душем и размышлял.
Скоро ему исполнится двадцать семь лет, а он еще ни разу не голосовал. Так уж сложилось: он достиг совершеннолетия вскоре после предыдущих выборов, а президента выбирают раз в шесть лет.

За прошедшие шесть лет Х. закончил образование, достиг неплохого для своего возраста положения по службе, обзавелся семьей, стал членом престижного клуба. Трудно даже поверить, что все эти годы политическая жизнь страны развивалась абсолютно без его участия.

С сегодняшнего дня все будет по-новому. Сегодня народ продемонстрирует свою волю, и в этом народном выборе будет присутствовать малая толика участия Х. Совсем малая, но в этом и заключается демократия.

За эту малую толику предки Х. и дрались в войнах за независимость и свободу. Из-за этой толики у Х. сегодня приподнятое настроение. Именно поэтому он так бодро встал, и на сорок минут раньше обычного вышел на кухню.
Обыкновенно Х. не успевал толком позавтракать, cегодня все было иначе. Сегодня он располагал и временем, и аппетитом. Он заварил дорогой, пахнущий орехами кофе и принялся жарить яичницу.
По случаю Выборов предстоял сокращенный рабочий день. В десять Х., как всегда, выйдет в кафетерий курить и пить кофе с Джонсом и Лоретти.

При этом Джонс конечно будет разглагольствовать, что, мол, голосуй, не голосуй — один хрен, налоги растут, и, как следствие, — засилье евреев в городе. Лоретти скажет, что если налоги снижать, в городе появятся негры, и еще неизвестно — что лучше. Х. не будет им возражать.

Он даже не скажет им, что собирается голосовать. Возможно, когда-нибудь, в зрелом возрасте, он будет рассуждать также, как они. Он даже понимает это, но все равно ощущает сегодня в своей душе какую-то гордость.
Х. с удовольствием смотрел, как шипит и пузырится на сале яичница. Время от времени он приподнимал сковороду за ручку, слегка покачивал ее и любовался тем, как глазунья мягко плавает в сале. Именно такую яичницу он любил.
Джонс и Лоретти, как и многие другие служащие Фирмы, живут в маленьких предместьях, в пригородной зоне, а Х. — коренной горожанин. В Городе конечно много и евреев, и негров, но Х. всегда верил, что хороших людей в Городе больше, чем плохих.
Х. распахнул окна и впустил в кухню волшебный аромат зарождающегося прекрасного летнего дня. Так пахнет далеко не везде, а только в странах, где природа сумела совместить обилие зелени с умеренной влажностью воздуха. Так пахло в Городе, и Х. один раз в год, возвращаясь из летнего отпуска, узнавал



Назад