24e2f44e     

Севела Эфраим - Викинг (Не Вычитано!)



Эфраим Севела
Викинг
Привокзальную площадь убирали две снегоочисти-
тельные машины. Металлические рычаги загребали
и толкали вверх по желобам элеваторов грязные смерз-
шиеся комья и, доползая до самого конца, они оттуда
сваливались в высокие кузова грузовиков. Чтобы
подъехать к вокзалу, такси обогнуло впритирку грузо-
вик и несколько комьев со стуком ударило по его
крыше. Альгис сидел на переднем сиденье, рядом с
шофером. Он мельком глянул на светящийся циферб-
лат, где настучало плату за проезд, расстегнул пальто
и, уже вынимая из кармана кошелек, усмехнулся, вспом-
нив, как Рита, смеясь, поучала его, что москвич никогда
не даст на чай больше двух-трех гривенников, и только
провинциалы, гостящие в Москве, швыряются рубля-
ми, словно заезжие купчишки. Это, говорила она, пе-
риферийный комплекс неполноценности и у столич-
ного таксиста или официанта, кроме иронии, ничего не
вызывает.
Но Альгис сейчас был один, и он дал на чай лиш-
ний рубль, проследив за выражением лица шофера.
Тот смерил ленивым взглядом добротное велюровое
пальто на Альгисе, пыжиковую мохнатую шапку на
голове и, не сказав "спасибо", сунул деньги в карман.
- Хам, - незлобиво констатировал Альгис, ду-
мая о том, что Рита права, и что он ей это непременно
скажет, когда она приедет через полчаса сюда пообе-
дать с ним на вокзале. Они условились встретиться
в ресторане и провести там прощальных час-полтора
до отхода поезда.
А пока надо было поторопиться с билетом. Альгис не
сделал заранее заказа в Союзе Писателей, забыл в суете
прощальных визитов, но это его не беспокоило. Мягкий
вагон обычно уходил полупустым, и купить билет на
вокзале даже в последнюю минуту не составляло труда.
С желтым кожаным чемоданом и такого же цвета
щеголеватым саквояжем в руках вошел он в гулкий
билетный зал, где извивались две длинные очереди
к двум окошечкам касс. Остальные четыре были за-
крыты.
По привычке удивляться каждой нелогичности он
подумал о том, что если бы были открыты все шесть
касс, люди бы не толпились в очереди, никто бы не
раздражался, не томился в этой духоте. Но подумал он
об этом благодушно, как здоровый человек выслуши-
вает рассказ о чьих-то болезнях. Конечно, плохо... но
что поделаешь? У кассы, где продавались билеты
в мягкий вагон, было пусто, и Альгис уверенно напра-
вился туда, скользнув взглядом по громадному табло
над кассами. И остановился. На табло светились бук-
вы: МЯГКИХ МЕСТ НЕТ.
Альгис сразу почувствовал усталость, опустил ве-
щи на каменный пол, еще раз прочитал надпись и уви-
дел, что окошечко кассы, куда он направлялся, закры-
то фанерной дверцей. Это был сюрприз и настолько
неожиданный, что Альгис сразу потерял доброе состо-
яние духа. Значит, ему предстояло целых двадцать
часов томиться в многолюдном вагоне, терпеть сосе-
- дей, которых он знать не хочет и чьи занудные россказ-
ни слушать не желает, вдыхать запах чужого несвежего
белья и, возможно, вообще глаз не сомкнуть из-за
чьего-то храпа.
- Весело, - подумал он и с большой неохотой, но
все же решил поискать железнодорожное начальство и.
козыряя всеми своими регалиями, выбить билет в мяг-
кий вагон. Его всегда коробило, когда кто-то лез со
своими заслугами и требовал для себя привилегий. Но
что оставалось делать? Не ехать же ему в общем
вагоне.
Разговор с дежурным по вокзалу ни к чему н,
привел. Альгис только унизился, показав ему лауреатс-
кую книжку. Дежурный в большой красной фуражке.
молоденький и сонный, равнодушно вернул ее



Назад