24e2f44e     

Северов Пётр - Морские Были 14



ПЕТР ФЕДОРОВИЧ СЕВЕРОВ
ПОДВИГ НЕВЕЛЬСКОГО
МОРСКИЕ БЫЛИ – 14
Аннотация
Эта книга рассказывает о славных русских путешественниках и мореходах, открывателях и исследователях многих земель, морей и рек, о пытливых и храбрых русских людях, совершивших незабываемые подвиги во славу родины.
Не претендуя на скольконибудь полное изложение событий, связанных с великими русскими географическими открытиями, автор остановился только на эпизодах, особенно поразивших его беспримерной доблестью и отвагой, настойчивостью в достижении цели, стремлением к знаниям и высоким патриотизмом русских путешественников и мореходов прошлого.
Граф Нессельроде, министр и ближайший советник императора Николая I, в это утро был не в духе… От него недавно ушёл капитанлейтенант, некий Невельской, крайне самоуверенный, даже вызывающе самоуверенный молодой человек, осмелившийся не только добиваться приёма, но и возражать графу и даже поучать его! Какие дерзкие манеры!

Этот Невельской или недоучка, или настоящий смутьян. Подумать только — он подвергает сомнению то, что давно уже стало истиной и подтверждено авторитетным заявлением самого графа!
Нессельроде раскрыл золотую табакерку, понюхал, трижды чихнул и позвонил в колокольчик. В ту же секунду в дверях появился безмолвный секретарь.
— Узнайте в Главном морском штабе, — распорядился министр, — нет ли за этим Невельским порочащих проступков?
Секретарь церемонно поклонился и бесшумно исчез.
— Пора прибрать к рукам и одёрнуть этих самоуверенных молодых людей, — проговорил Нессельроде своим обычным медлительным баском. — Флотские офицеры слишком уж зазнались…
Раздражение графа Нессельроде имело много причин. Капитанлейтенант Невельской — образованный, вежливый и сдержанный моряк на приёме держался безупречно. И это не нравилось Нессельроде: он не мог придраться ни к его жесту, ни к слову. Одной, двумя фразами капитанлейтенант опрокидывал все доводы графа, а когда Нессельроде заговорил о новейших географических открытиях, оказалось, что Невельской знает об этом значительно больше министра, он подсказывал графу фамилии мореплавателей, называл по памяти многочисленные проливы, мысы, острова…
А ведь граф хотел прочесть этому флотскому лекцию по географии. Когдато Нессельроде и сам служил во флоте. Неприятные воспоминания!

Его уволили как совершенно непригодного к морской службе. Может быть, Невельской знал и об этом? Так или иначе, но после неудачной морской карьеры граф относился к флотским офицерам с подчёркнутой неприязнью.
Находясь на русской государственной службе, граф Нессельроде, однако, не умел говорить порусски. Он предпочитал свой, немецкий язык. Невельской тоже знал немецкий, но здесь, в кабинете, будто нарочно он разговаривал только порусски, и это немало сердило графа, который в глубине души ненавидел Россию, боялся её и презирал.
Опозорившись во флоте, хитрый проныра и ловкий льстец Нессельроде был замечен при дворе. Он получил назначение по дипломатическому ведомству и вскоре приобрёл полнейшее доверие Николая I. Царя и графа свела и сдружила ненависть ко всему революционному, к народам, которые боролись против иностранного ига.
В 1848 году при ближайшем участии Нессельроде была организована карательная экспедиция против венгерской революции. Граф кричал вне себя от ярости:
— Как?! Венгерское мужичьё восстало?! Перевешать их! Перестрелять!

Пусть эта революция захлебнётся собственной кровью!
К этому грозному, чванливому чужеземному вельможе и пришёл в том же 1848 году Геннадий Иванович Неве



Назад