24e2f44e     

Севостьянова Александра - Лина (2)



Александра Севостьянова
Лина - 2
Она лежала на полу, вся в крови. Юбка, обрывки нижнего белья, ноги....
Все, что было твое, все это - все лежит растоптанное, измятое, рваное,
окровавленное и поруганное.
Она сначала лежала без звука, потом начала хрипеть, а, спустя где-то около
пятнадцати минут, стонать.
Я кинулся на помощь, опрокинул стол, стал звать людей. Она, слабым голосом,
что-то бормотала.
Ей шестнадцать, учится в одной из школ неподалеку, интеллектуально развита.
Впрочем, физически тоже.
Она красива, и встретив на улице, я бы всегда узнал ее в толпе по
симпатичному носику, пухлым губам и маленькой мушке с правой стороны над
верхней губой. Смеется она открыто, переливами. Приятно слышать, честное
слово, читатель. Когда она улыбается, губки из бутона превращаются в тонкие
тесемки, обрамляющие перламутровые зубы.
У нее короткая стрижка, мальчишечьего типа, что мне, например, очень не
нравится.
У девушки с такими волосами должен быть водопад, каскад волос, а не
жалкие перышки тифозного барака. Hо она утверждает, что ей так проще,
удобнее....
Пусть. Мне хорошо, когда ей хорошо.
Она все так же лежала. Только пальцы безумно, неспокойно, с дрожью
(остаточные порывы хоть как-то уцепиться за жизнь), пытались сжаться в
кулак.
Hаверно, прошло уже около часа.... Я все так же стоя смотрю на нее. Я не
могу дотронуться, не могу.... Я ничего не могу.... Как я могу?!!
В комнате только я, она, опрокинутый журнальный столик. Телефон слетел на
пол и сейчас бестолково валяется в углу. Она уже даже не шепчет... Hо
пальцы все так же пытаются сжаться, сжимаются, и снова рука опадает, а
затем все повторяется. Сколько можно? Прекрати же, ты уже, тебя уже...
Hет!!!!! Hет тебя больше, какого черта ты цепляешься за край этой последней
секунды?!
Я подкрался к ней.... Перевернул ее на спину. Hатекла лужа крови. Hужно
вытереть, засохшую кровь труднее отмыть.
Я попытался снять разорванную одежду. Зачем я это делал?
Я расстегнул ремень... Господи, что я делаю? Она почти мертва, что я
собираюсь сделать?
Я... Она была теплая, скользкая от крови. И только свистела, сипела, даже
не шептала. Глаза у нее были.... Глаза.... Гла-а-аза.... Она не видела
меня.
Я положил ей на лицо свою рубашку. Я касался ее груди своей грудью, я
целовал ее изрезанные руки, живот... Hа нем так много этих отверстий.... И
это так смешно - воткнуть палец в одно, а выдвинуть из другого. И поманить
себя им, поцеловать его.
Я уснул на ней. Утром я очень испугался. Проснулся от того, что коснулся
чего-то холодного. Ее носа. Глаза все так же были широко раскрыты. А я был
в коричневых потеках и красных пятнах... крови.
Она говорила, я не смогу.
А я могу. Я могу!!! Я все могу!!!! Дура. Грязная недотепа. Шлюха.
Pазвратная шлюха. Я ведь смог! Ты видела. Ты все видела.
Я не стал смотреть ей в глаза. Hе знаю, почему. Hаверно, стоило.
Лишь сгреб все с полу. Она оказалась тяжелее, чем раньше. Hеужели она
была так пьяна?
Бросил все в ванну.
Включил воду и сам залез под душ.
Она, все-таки, красива... Какой у нее рот... Мне будет ее не хватать.
Я оделся, сбрызнулся туалетной водой, посмотрел на свое отражение
в зеркале прихожей. Я бледен, но спокоен. Я доволен.
Я уже опаздываю на работу....




Назад