24e2f44e     

Селецкий Алексей - Древняя Кровь 1



АЛЕКСЕЙ СЕЛЕЦКИЙ
ДРЕВНЯЯ КРОВЬ
Тысячелетиями Древний народ живет на Земле рядом с людьми, оберегая их от посягательств черных колдунов, нежити и прочих порождений преисподней. Александр Шатунов, кадровый разведчик и ветеран локальных войн времен распада СССР, становится членом воинского братства Древних в самый трудный для них период — адептам темной религии удается выпустить в мир изначальное зло, в опасности целый город, а как противостоять врагу — неизвестно.
ГЛАВА 1
Землю давно затопили густые летние сумерки, но на верхушках облачных башен еще мягко дотлевали искорки заката. Где-то у горизонта перемигивались зарницы дальней грозы, красновато очерчивая силуэты туч, но грома слышно не было.

Журчала вода, орали лягушки, нудили комары — самые обычные звуки встречающей ночь дикой природы. Но басовитый рокот всё-таки пробился сквозь них — медленно нарастающий, мерный, явно непохожий на гром. Под облаками разворачивался взлетевший с военного аэродрома «Ил», свистел турбинами, брал курс на юг, уходил в подоблачную темноту.
Из густой травы за пульсирующим красным огоньком следил человек в потертой камуфляжной куртке. Даже на таком расстоянии он мог бы рассказать о чувствах и мыслях тех, кто уносился ввысь и вдаль в дюралевом брюхе машины.

Полсотни, не меньше, молодых ребят летели на встречу с войной. Для большинства — первой, для кого-то не дай бог и последней, об этом они тоже думали и не скрывали своих чувств. Александр ощущал их волнение и страх перед неизвестностью.

Это явно не ветераны-омоновцы, летящие в очередную «командировку».
«А вот интересно, у «бородатых» такие способности есть или нет? — подумалось вдруг. — Есть, наверное, что-то свое, хорошо хоть не занялись этим... Вот тогда бы мы красным умылись по маковку. И так-то хватило...

Такое не забывается...» Ночное небо ушло куда-то в сторону, перед глазами всплыло бешеное горное солнце.
...В узкой тени остатка стены разрушенного дома сидели серо-желтые от пыли люди и жадно глотали горячий воздух. Воздуха не хватало на всех, ребра пытались прорвать выгоревшее хэбэ, скинуть бронежилет вместе со всеми магазинами и гранатами, открыть белесому небу судорожно всхлипывающие легкие — дышать, дышать!..

Даже для тренированного, но родившегося на равнине молодого парня высокогорье — не лучшее место для забега. А здесь бежать пришлось долго, причем не по прямой. Пулеметчику со склона горы их прыжки и зигзаги могли бы показаться забавными, но не попал ведь!

Это сейчас главное. А легкие успокоятся, им не привыкать.
Первым отдышался невысокий узкоглазый крепыш, перепоясанный поверх бронежилета длинной пулеметной лентой.
— Ну что, влипли, — всё-таки пришлось прерваться на вдох, — или еще нет? И откуда он, ... такая, долбит?!
Остальные прислушались. Пулемет молчал, но незаметно выбраться из-за стены явно не удалось бы.
— Не разводи пар, Миша, и без того дышать трудно, — откликнулся кто-то от другого края стены.
— Тихо вы, дайте командиру подумать.
Все замолчали. Командир сидел, закрыв глаза, дышал спокойно и размеренно, словно решил вздремнуть в свободную минутку. На загоревшем до кирпичного цвета лице выделялись два белесых шрама. Молчание затягивалось.

Минута, другая, третья... Разведчики начали беспокоиться. Александр, сидевший ближе всех, дотянулся до скрытого брезентом плеча и слегка потряс:
— Товарищ капитан, вы не ранены?
— Нет, всё нормально. — Командир так и не приоткрыл глаза. — Кулиев, надень на ствол каску и подними над стеной. Только сам вслед за ней не сунься.
Крепыш с



Назад