24e2f44e     

Селихов К - Жизнь За Жизнь



К. СЕЛИХОВ
ЖИЗНЬ ЗА ЖИЗНЬ...
(Из записок афганского офицера)
Рассказ
Мы опоздали... А всему виной эта проклятая снежная пурга. Налетела
нежданно-негаданно, замела все тропы, с ног валит... Сколько живу, а
такого января еще не помню. Солдаты проваливались по пояс в снег,
ругались, подталкивали друг друга, ползли на карачках, выбивались из
сил... Замрет цепочка, поостынет на ветру и снова вперед. Туда, где почти
под облаками птичьими гнездами прилепились дома к вершине белесой горы.
Кишлак небольшой, всего несколько семей. Сейчас они все тут, эти люди,
рядом, в конце кривой улочки, недалеко от старой развесистой чинары. Лежат
посемейно: старики, дети, отцы, матери. Снежная пороша стала их саваном.
Почти по-человечески воют собаки. Поджав хвосты, задрав морды к небу, они
не уходят от своих хозяев. Ждут, когда их окликнут, погладят по жесткой
шерсти, и воют, воют, проклятые, раздирая душу. Из всех жителей кишлака в
живых остался один Майсафа*. Белая борода, белая чалма, замусоленный халат
на худых плечах. Лицо землистое, с глубокими морщинами. Говорит не спеша,
каждое слово как через сито просеивает.
_______________
* М а й с а ф а - старик.
- Не знаю, почему не упал. Видно, так было угодно аллаху. Промахнулся
душман*, что целился в меня... А другие нет... Все здесь полегли. И стар и
мал. По приказу главного начальника Али Шаха...
_______________
* Д у ш м а н - бандит.
Опять он... Целый месяц наш отряд идет по его кровавым следам. Сын
крупного помещика, он бежал в Пакистан сразу же после Апрельской
революции. Прошел хорошую подготовку в учебном лагере афганских
контрреволюционеров под Пешеварами. Его учителями были американские и
другие советники. Вернулся на родину не один - привел банду душманов.
Группа небольшая, мобильная и страшная. Главная ее задача - запугать
местное население. Убивать всех, кто поддерживает народное правительство
Бабрака Кармаля. Убивать. Но не просто вешать или расстреливать - в каждую
казнь вносить элемент садистской "романтики", чтобы ужас на всю жизнь
сковал людей, лишил их мужества, воли, силы к сопротивлению.
Пытать Али Шах любит на глазах широкой публики. Душманы прикладами
автоматов сгоняют людей на этот кровавый спектакль.
- Сейчас вы увидите танец короля! - объявляет веселый от стакана
виски Али Шах. - А ну подать сюда корону! Надеть ему на голову, как
подобает его величеству. И маслица, маслица побольше.
Обреченному со связанными руками надевают высокую "корону",
слепленную из теста. В нее - на голову - щедро заливают подсолнечное
масло.
- А теперь давай музыку! Включай магнитофон! - приказывает Али Шах.
Щелкает зажигалкой и подносит прыгающий на ветру огонь к голове
несчастного. Снежной лавиной обрушиваются бешеные звуки джаза, вспыхивает
масло, как яркий факел, и раздается крик... Надолго еще он повисает где-то
в ущелье, пугая зверя и птицу, леденя человеческие сердца.
В этом маленьком кишлаке Али Шах задумал новую казнь. В программе
лагеря под Пешеварами она значилась, как "своеобразный психологический
этюд"...
- Люди Али Шаха нагрянули в кишлак как снег на голову. Говорят об
аллахе, а поступают по-дьявольски. Овец наших без спроса режут, деньги
требуют, греха не боятся... - рассказывает чудом уцелевший Майсафа. -
Земля слухом полнится... Знали мы, что недалеко от нас охотитесь за Али
Ханом... Староста Рахновар с согласия старейших послал своего младшего,
Махаммада, к вам навстречу... Да беда с ним приключилась... Не дошел...
Он глубоко вздохну



Назад