24e2f44e     

Семенов Б & Талатов Т - Подвиг Длиною В Жизнь



БОР. СЕМЕНОВ, Т. ТАЛАТОВ
ПОДВИГ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ
киноповесть
1
Гремел оркестр. Бравурно, торжественно, призывно.
Закончив номер, воздушные гимнастки раскланялись и побежали за форганг.
На арене появился невысокий полный человек с напомаженными усами и гладко
прилизанной редкой шевелюрой:
- Продолжаем матчи французской борьбы! - выкрикнул он. - Парад - алле!
Маэстро, прошу вас...
И опять гремел оркестр.
Поближе к арене, на свободные места устремились мальчишки. А на арену,
построившись по росту, гуськом выходили борцы. Они обошли манеж по самой
кромке и остановились, когда замкнули кольцо. Оркестр смолк на какой-то
высокой ноте, будто захлебнулся. Невысокий, гладко прилизанный, в смокинге,
арбитр матчей, выйдя на середину, начал представлять участников. Он чем-то
напоминал и провинциальных актеров прошлого века и балаганных зазывал.
- Самый высокий борец в предстоящих схватках, гордость наших гор Осман
Абдукаримов!
Осман делал шаг вперед, и оркестр играл несколько тактов туша.
- Прославленный тактик, неповторимый техник Владимир Косуля! - продолжал
арбитр.
Теперь вперед выходил Косуля, а дирижер вновь взмахивал палочкой.
- Выдающийся мастер бедрового броска, победитель соревнований в Тбилиси,
Куйбышеве и Алма-Ате Ян Одиссов!..
Ян Одиссов становился рядом с Косулей, и зрители, особенно мальчишки,
неистово хлопали своему любимцу.
- Неоднократный победитель международных матчей, обладатель самой красивой
борцовской фигуры, непревзойденный стратег, - вдохновенно врал арбитр, -
Всеволод Вец!
Лавров сидел в восьмом ряду. Бутафорский парад вызывал у него едва
заметную улыбку. Лишь на минуту она пропала, и во взгляде появилась
настороженность - это когда на середину арены вышел Вец.
Оркестр гремел туш.
2
- Как личное впечатление? - спросил генерал.
- Сформулировать трудно.
И хозяин кабинета Сергей Александрович Моисеев и майор Алексей Николаевич
Лавров расхаживали по разные стороны огромного стола, обтянутого словно
бильярд зеленым сукном.
- Скорее всего смутное, - продолжал Лавров. - В борьбе надо соперника - на
лопатки. - Он сложил ладони на уровне груди и верхней прижал нижнюю, будто
промокал лист бумаги тяжелым пресс-папье. - В футболе - забить гол. - Теперь
Лавров толкнул кончиком сапога бумажку, оброненную на пол.
- Поднял бы, - генерал подвинул пепельницу, стоящую на огромном столе,
поближе к Лаврову.
- Но знаменитому футбольному бомбардиру, "забивале" и грозе вражеских
ворот, - Лавров не оставлял своей мысли, - тренер говорит: "К воротам не
рвись. Главное - пасуй ребятам". Чепуха? А собрать сведения о каком-то пленном
солдате - солдате, не генерале - разве это дело для матерого Веца?
Он остановился и посмотрел на генерала.
- А если дело не чепуховое? - спросил тот. - Тогда вся твоя концепция
рушится, а вопросы отпадают... Есть сведения о том, что в Ф-6 собирают пленных
кавказских национальностей. Это задание скорее всего восточного бюро абвера.
Если так, парень нужен им для Баку. А коль речь идет о Баку, значит о нефти:
сегодня нефть для них - это быть или не быть.
- Не слишком ли сложно, Сергей Александрович? Восточное бюро. Вец, может,
сам Вильке? Из-за солдата-пацана. На кой черт?
Моисеев рассердился:
- Не знаю. И отличаюсь от тебя тем, что хочу знать. Обязательно. Я
попросил Николая Мироновича что возможно выяснить про этого паренька. Один
штришок оказался очень любопытным - не улыбайся, любопытным даже для самого
Вильке. Аббас Керимович - дядя этого Гаджи - главный технолог



Назад