24e2f44e     

Семенов Г Г - Наступает Ударная



Семенов Г. Г.
Наступает ударная
На фронт!
1
Шел второй месяц Великой Отечественной войны. Быстро пустели аудитории
Военной академии имени М. В. Фрунзе: слушатели один за другим получали
назначение в действующую армию. Сначала отправились кавалеристы, затем
авиаторы и артиллеристы. Дежурный по нашему общежитию в Хамовниках ежедневно
вызывал по утрам несколько человек, которым надлежало явиться в строевой
отдел.
Занятия на втором курсе "Б", где я учился, прекратились. По ночам,
заслышав сигнал воздушной тревоги, мы бежали в главное здание академии на
заранее отведенные места. Наша пожарная команда несла службу на шестом этаже.
Медленно наступал хмурый рассвет, начинался рабочий день. Многие
слушатели, и я в том числе, уезжали на окраину города: мы руководили
оборонительными работами на подступах к столице. Мой участок - территория
одного из подмосковных совхозов, там возводился батальонный район обороны. С
утра и до позднего вечера в две смены трудились женщины, девушки, подростки.
На прибрежных кручах, устремив в небо тонкие стволы, стояли зенитные пушки. За
рекой поблескивали в туманной дымке серебристые туши аэростатов воздушного
заграждения.
Москва стала фронтовым городом. Москва воевала. А мы, кадровые командиры,
томились в ожидании. Бороться с пожарами, строить укрепления москвичи могли и
без нас. Наше место было на передовой. И когда 17 сентября дежурный по
общежитию среди других фамилий назвал мою, я искренне обрадовался.
В строевом отделе нам объявили: отъезд в одиннадцать. Иметь при себе
личное оружие, шинель, походный чемодан. Лишние вещи и книги сдать на склад.
"Быстрым шагом успею еще попасть на Шаболовку, к знакомым, - сразу
прикинул я. - Надо предупредить, что уезжаю, А главное - там может ждать меня
письмо от жены".
Когда в 1939 году я поступил в академию, Лида с маленькой дочкой осталась
у своей матери в Днепропетровске: в Москве было трудно с жильем. Но в конце
концов мне удалось снять комнату на Шаболовке, мы с женой и дочуркой провели
вместе счастливую весну. На лето жена снова уехала в Днепропетровск. В июле я
послал ей большое письмо, томик стихов Симонова и свое стихотворение,
навеянное войной. Ответа не получил. А через некоторое время стало известно:
Днепропетровск захвачен фашистами...
И в этот раз на Шаболовке не оказалось хороших вестей. У хозяев квартиры -
свое горе, получили извещение о гибели сына. Им явно было не до меня. Я
заторопился в академию.
У главного входа, возле двух автобусов, собралась большая группа
отъезжающих. Здесь были не только фрунзевцы, но и слушатели других академий.
Всем нам - одно направление.
Автобусы выехали на Ленинградское шоссе. К ночи добрались до Калинина и
разместились в гостинице "Селигер". Едва рассвело - двинулись дальше.
За Вышним Волочком началось бездорожье. Моросил дождь. Автобусы буксовали
на размытых проселках.
Мокрые, грязные, усталые, добрались мы до небольшой деревушки близ Валдая,
где размещался отдел кадров Северо-Западного фронта.
Отступая под натиском фашистов, войска Северо-Западного фронта вели
тяжелые оборонительные бои и понесли большие потери. Чтобы восстановить
боеспособность соединений, Ставка срочно направила в район Валдая пополнение и
оружие. В числе пополнения были и слушатели академий.
Вечером 19 сентября каждого из нас принял командующий войсками фронта
генерал-лейтенант П. А. Курочкин. В его кабинете находился представитель
Ставки армейский комиссар 1 ранга Л. З. Мехлис.
- Капитан Семенов приб



Назад