24e2f44e     

Семенов Юлиан Семенович - Альтернатива



det_history Юлиан Семенович Семенов Альтернатива Весна 1941 года. После присоединения Югославии к «антикомминтерновскому» пакту Германии, Италии и Японии в стране происходит государственный переворот.

К власти приходит правительство генерала Симовича, более симпатизирующего Великобритании и США, чем странам «оси». Для Гитлера участь Югославии решена, не смотря на то, что Симович подтвердил приверженность его правительства всем прежним договоренностям. К югославской границе стягиваются германские войска.
Чтобы подготовить почву для вторжения, в столицу Хорватии Загреб прибывает «торговая делегация» штандартенфюрера Веезенмайера, в активе которого приход к власти в Словакии лояльного Германии правительства. Похожие задачи у него и на этот раз — сыграть на национальных противоречиях между сербами и хорватами и привести к власти в Загребе прогерманские силы. В состав «делегации» включен советский агент штурмбанфюрер СС Штирлиц, у которого в сложившейся обстановке новые задачи — подрыв деятельности группы Веезенмайера.
1978 ru ru erick mack FB Tools 2005-01-01 E869265B-824E-4A11-9AAE-07BB58E81246 1.2 Юлиан Семенович СЕМЕНОВ
Альтернатива
ОБО ВСЕМ И ЕЩЕ КОЕ О ЧЕМ
Начальник генерального штаба вермахта Гальдер, будучи человеком педантичным, делал записи в своем дневнике каждый день. В тот мартовский вечер он вывел каллиграфическим почерком следующее:
«19 III 1941 г.
Совещание: Югославия присоединяется к Тройственному пакту.
Топпе (до сих пор 1-й обер-квартирмейстер во Франции) доложил о своем назначении на должность уполномоченного генерал-квартирмейстера при группе армий «Север», развернутой для операции «Барбаросса».
На пресс-конференции, которые проводил каждую среду в МИДе, на Вильгельмштрассе, шеф отдела печати Шмит, журналисты собирались загодя. Молчаливые официанты с солдатской выправкой обносили гостей пивом и горячими сосисками, а в Берлине весной сорок первого года продукты эти жестко нормировались карточной системой; деловитые журналисты из-за океана, скандинавы, испанцы и швейцарцы экономили карточки на пиво и мясные продукты, совмещая работу с сытным обедом. Поодаль, возле больших итальянских окон, стояли арабы и японцы; арабы морщились от запаха свиных сосисок — коран есть коран, а японцы «сохраняли лицо» — негоже сынам Страны восходящего солнца отталкивать соседей, вырывая себе сосиску пожирнее и поприжаристей, и жевать ее лихорадочно, перебрасывая шипучее мясо языком, чтобы не обжечь нёбо.
Штирлиц с любопытством наблюдал за двумя корреспондентами из Москвы, которые старались быть незаметными в толпе своих американо-европейских коллег, но из-за того, что они не хватали, подобно остальным, сосиски, не уплетали их с цирковой быстротой, не глотали жадно пиво, чтобы успеть выпить кружку ко второму подходу официантов и запастись следующей, они в толпе выделялись — словно одетые стояли на пляже.
«Проинструктировали, видно, ребят, — подумал Штирлиц, — не выделяться. Но при этом сказали: „Достоинство прежде всего“. Поди-ка, совмести здесь!

Чтобы не выделяться, надо толкать соседей, хватать сосиски, капать пивной пеной на спины коллег и пробиваться сквозь толпу поближе к Остеру, который знает больше остальных журналистов, ибо он близок к Геббельсу».
Шмит появлялся из боковой двери; журналисты, сшибая друг друга, бросались к длинному столу, норовя занять место рядом с шефом прессы, и только американские асы отходили к окнам, чтобы видеть всех собравшихся в зале. Американцы научились получать самую важную информацию после выступл



Назад