24e2f44e     

Семенов Юлиан Семенович - Дипломатический Агент



Ю.Семенов
Дипломатический агент
Юлиан Семенович Семенов родился в 1931 году в Москве. В 1954 году окончил
ближневосточный факультет Московского института востоковедения. Работал на
кафедре Востока исторического факультета МГУ.
С 1955 года Юлиан Семенович сотрудничает в журнале "Огонек". В качестве
специального корреспондента ездит по Советскому Союзу, пишет очерки. За
последние годы он посетил ряд зарубежных стран. В журнале "Знамя" в 1958 и
1959 годах напечатаны два цикла его рассказов - "Пять рассказов о геологе
Рябининой" и "Будни и праздники".
"Дипломатический агент" - первая книга молодого автора. Это повесть о
человеке удивительной, трагической судьбы - одном из первых русских
востоковедов, Иване Виткевиче. Повесть о человеке, которого высшие сановники
царской России считали государственным преступником; агенты лондонского
Интеллидженс сервис - блестящим русским разведчиком; мудрый Гумбольдт и
гениальный Пушкин - замечательным ученым. А люди Кара-Кумов и снежного
Гиндукуша знали, что Виткевич - человек зоркого глаза, большого ума и доброго
сердца.
Часть первая
Глава первая
1
Дверь заскрипела, и большой ключ начал вращаться в скважине замка. Когда
дежурил старый солдат, он запирал дверь быстро, одним рывком. Молодой стражник
всегда долго возился.
Иван слушал, как лязгал ключ в скважине. Раз. Два. Три. Три оборота.
Закрывал дверь молодой стражник: несколько раз он ударил плечом в дверь,
пошатал ее руками и только после этого пошел по коридору направо.
"Чудак, - подумал Иван, - ведь все равно некуда".
Он подошел к койке, стоявшей под маленьким, сплошь зарешеченным окном, лег
на шершавое, серого цвета одеяло и расстегнул ворот рубахи. Провел рукой по
лицу. Нос был холодный, как льдинка, а щеки горели лихорадочно. Иван ощупал
нос и сказал:
- Мой.
Он испугался своего голоса. Вздрогнул. И вдруг с поразительной ясностью
вспомнил слова прокурора, его голос - красивый, низкий. Перед тем как
произнести фамилию Ивана, он кашлянул и громче, чем имена всех остальных,
прочел:
- Виткевича Ивана Викторовича, четырнадцати лет от роду, за участие в
организации преступного революционного общества "Черные братья" в Крожской
гимназии - к смертной казни через повешение.
Иван зажмурился и укусил пальцы, чтобы не заплакать. Он укусил пальцы еще
сильнее. Из-под ногтей показалась кровь. Увидав на подушках пальцев маленькие
красные пятнышки, похожие на божьих коровок, Иван закричал. Крик его,
страшный, слабый крик мальчика, ударился о тяжелые стены и заметался по
длинному холодному зданию острога.
"Нет, - поднявшись на локтях, подумал Иван, - нет! Этого не может стать!
Смерть? Нет! Нет!"
Но он снова ясно, как будто все представлявшееся ему действительно
происходило здесь, в камере, перед глазами, увидел лицо прокурора, его
бакенбарды, подстриженные снизу, височки, аккуратно зачесанные ко лбу, и
глаза, когда тот, взглянув на Ивана, запнулся на какую-то долю секунды, а
потом закончил: "...через повешение".
Дело учеников Крожской гимназии, которые за писание и распространение
среди своих однокашников стихов возмутительного содержания были приговорены к
смертной казни и ссылке, потрясло даже самых спокойных. По Вильне пошло
возмущение. Студенты университета - горячие головы - хотели устроить
вооруженное нападение на острог и освободить детей. Ведь самому старшему из
осужденных не было семнадцати лет.
Нехорошие, тревожные слухи проникли в Петербург. Узнали об этом при дворе.
Александр I, не желая столь не



Назад