24e2f44e     

Семенов Юлиан Семенович - Костенко 3



Юлиан Семенович Семенов
ПРОТИВОСТОЯНИЕ
Повесть
...Весна в том году пришла в Магаран поздно, лишь в конце мая. Снег
остался лишь в кюветах и оврагах, пожелтевший, мокрый. Те, кто возвращался
с Черного моря - загорелые, под хмельком еще, - только диву давались,
заново понимая суровость природы своего края.
Ехал в маршрутном такси прилетевший из Сочи и младший научный
сотрудник Алексей Крабовский, известный в Магаране тем, что отпуск свой он
проводил не как все нормальные люди - жарясь на пляже, забивая ,
совершая поездки на Ахун и в абхазскую , - а совершенно по-своему.
Впрочем, он вообще был человек особый: носил парик, ибо начал рано лысеть,
выучил латынь, переводил на английский стихи Андрея Белого, разрабатывал
теорию и по ночам, вдобавок ко всему, конструировал
аппарат, который может определять золотые и серебряные клады на глубине до
десяти метров. С этим своим аппаратом, который весил двенадцать
килограммов, он объездил Армению, Бухарскую область, Псковщину, ничего,
конечно, не нашел, но не отчаивался и нынешний свой отпуск провел в горах
Грузии, спустился потом к морю, проскучал два дня на пляже и улетел
обратно в Магаран.
Относился Леша Крабовский к тому типу людей, которых неудачи не
озлобляют вовсе; он подшучивал над собой, выбивая, таким образом, из рук
сослуживцев грозное оружие п о д ъ е л д ы к и в а н и я; вел дневники
своих путешествий, внес туда истории пяти задержаний милицией -
заподозрили в нем шпиона, ночевать пришлось в отделении вместе с алкашами;
записывал также диалоги - на пути его кладоискательства встречались люди
самые неожиданные.
Диссертацию по эхолотам он защитил с блеском, и его научные
руководители порадовались тому, как за последние три года в молодом ученом
развилось качество, столь необходимое для исследователя, - невероятная
моментальная, что ли, наблюдательность.
Крабовский, гуляючи по скверу с девушкой и рассуждая о материях
отвлеченных (сослуживцы полагали, что он к своим тридцати годам не потерял
еще целомудрия), мог неожиданно заметить, прощаясь с очередной
платонической пассией:
- На кусте, слева от памятника, сидела синица, которая в это время
года здесь невероятна, - грядет кризис климатологии.
Вот он-то, Крабовский, тронул плечо шофера маршрутного такси и
сказал:
- Остановитесь, пожалуйста.
Тот спросил двух других пассажиров:
- Никто больше по нужде не хочет?
- Я в связи с другим обстоятельством, - ответил Крабовский и,
выскочив из , по-заячьи, через кювет, бросился к зарослям
кустарника.
- Наверное, сильно прижало, - сказал шофер, закуривая. - Я после
курорта всегда страдаю: маджари пью, вкусно, дешево, но кишки, говорят,
разлагает.
Крабовский, однако, вина пил мало, кишки у него поэтому не
разлагались: просто-напросто он увидал мешок, торчавший из желтого,
мокрого снега, а страсть к поиску повелела ему изучить этот странный
предмет.
Он опустился на корточки, принюхался - запах был сладким, незнакомым;
аккуратно потянул за веревку, схватившую мешок странным узлом; истлевшая
веревка легко подалась, и Крабовский тонко закричал от ужаса...
РАБОТА-I (Москва)
__________________________________________________________________________
.
Костенко снял трубку телефона и сказал Ниночке из стенографического
бюро:
- Хорошая, примите-ка телеграмму в управление кадров министерства
обороны. Текст такой: . Подпись вполне
разборчива. Вопросы есть?
- Нет вопросов, Владислав Николаевич, - ответила Ниночка, - с вами
всегда все понятно.
- А у меня



Назад