24e2f44e     

Семенов Юлиан Семенович - Лицом К Лицу



Ю.Семенов
Лицом к лицу
Документальная повесть
Прожив два года в Западной Европе, - мне довелось там открывать
корреспондентский пункт "ЛГ", - я, как и дома, постоянно вел дневники.
После опубликования статьи в "Литературной газете" о трагической судьбе
шедевров культуры, похищенных во время войны нацистами, пришло очень много
писем читателей. Это - главный барометр для литератора: если проблема волнует
тех, кто серьезно относится к печатному слову, - работу надо продолжать.
Постепенно из моих дневников выросла документальная повесть "Лицом к
лицу".
Хочу предпослать ей несколько читательских писем той поры.
"Уважаемый писатель!
Прочитал в "Литературной газете", что вы взялись за благородное, но
трудное дело. Как написано в статье о Вас, Вы ищете украденные немецкими
фашистами советские архивы и другие ценности.
Как хорошо, что Вы нашли для этого время.
Теперь о сути письма.
9 июля 1941 года немецкие танки вошли в Псков. Это было на 17-й день
войны.
На следующий день в местную картинную галерею приехал немецкий лейтенант
из зондеркоманды и вывез на грузовике в Германию двадцать картин голландских и
других иностранных мастеров.
Не исключено, что какие-то из них принадлежали предкам А. С. Пушкина, ведь
в начале двадцатых годов картины из местных имений свезли в Псков.
А через неделю началось разграбление фашистами псковских древнейших
архивов! Иные грамоты имели стаж в несколько столетий. Пскову, как городу,
около 1100 лет! Княгиня Ольга, жена киевского князя Игоря, была из-под
Пскова... Обратите на это Ваше внимание. Древность украденного необычайна, на
аукционах такие вещи стоят десятки тысяч долларов. С уважением.
Доцент,
ветеран войны
М. Е. АФАНАСЬЕВ".
"Уважаемый Юлиан Семенович, с большим интересом слежу за Вашими статьями о
поисках Янтарной комнаты. Может быть, для Вас окажется полезным следующее мое
сообщение.
В мае 1945 года я как военный корреспондент находился в Кенигсберге. Там в
замке я встретился с московским ученым, профессором Брюсовым (родным братом
поэта). Он показал мне толстый слой пепла в одном из подвалов. Брюсов передал
мне массивную дверную петлю и попросил при возвращении в Ленинград побывать в
Пушкине во дворце и проверить: станет ли на место петля. Я выполнил его
просьбу. В разрушенном Екатерининском дворце я нашел останки Янтарной комнаты.
В проеме одной из дверей, где виднелась выемка от петель, я приложил петлю,
привезенную из Кенигсберга. Она подошла совершенно точно.
Казалось бы, это доказательство того, что янтарь погиб в Кенигсберге. Но у
меня тогда же возникла мысль: нет ли здесь попытки замаскировать истинную
судьбу Янтарной комнаты? Не отказываюсь от этого предположения и сейчас.
Именно по этой причине я нигде не публиковал "историю дверной петли".
Конечно, поиски янтаря нужно продолжать со всей настойчивостью. Я подумал,
что мое сообщение может быть интересным для Вас вот в каком отношении: хорошо
бы встретиться с профессором Брюсовым. Если же его нет живых, поинтересуйтесь
его архивом. Он ведь был первым советским ученым, имевшим дело с Янтарной
комнатой. Желаю Вам успеха в поиске.
А. ВЕРЕСОВ,
член Союза писателей
Ленинград",
"Уважаемый Юлиан Семенович!
Во время войны в числе насилию угнанных попала в Германию. Лагерь
находился в Тюрингии, место его расположения называлось Нейгауз-Ширшниц.
Предприятие, на котором мы работали, принадлежало концерну "Сименс -
Шуккерт". Лагерь наш был расположен у подножия горы и, как каждый лагерь, был
окружен с



Назад