24e2f44e     

Семенов Юлиан Семенович - Межконтинентальный Узел



Ю.Семенов
Межконтинентальный узел
Что это они так резво? - усмехнулся лейтенант Ельчук, наблюдая за тем, как
от подъезда дома, где жил третий секретарь американского посольства,
стремительно отъехали - одна за другой, по разным направлениям - четыре машины
сотрудников ЦРУ, работавших в Москве, понятно, под дипломатическим прикрытием.
- Такой фокус они исполняют второй раз, - задумчиво заметил Гречаев,
неторопливо пристегиваясь ремнями безопасности. Судя по всему, гонка
предстояла отнюдь не простая, с трюками. - Первый раз это было в эпизоде,
когда они прикрывали Трианона...
По рации Гречаеву пришел приказ наблюдать за машиной вице-консула
Саймонза; рванули следом, затерявшись в тесном потоке машин.
Полковник Груздев, дежуривший в ту ночь по ц е н т р у, приказал также
проверить, куда отправились все "дипломаты": второй секретарь посольства
Шернер, пресс-атташе Лайбл и представитель военной миссии Честер Воршоу.
Сотрудники ЦРУ гнали по московским улицам, к р у т и л и, как хотели,
город знали отменно, - профессионалы высокого класса, молодцы, ничего не
скажешь, асы.
Возле станции "Университет" Честер Воршоу бросил машину под знаком,
запрещавшим парковку, и стремительно побежал к входу в метро; в свою очередь,
Шернер резко затормозил возле телефона-автомата на Трубной, неподалеку от
ресторана "Узбекистан", снял трубку и быстро набрал номер; дождавшись, видимо,
ответа, нервно нажал пальцем на рычаг и набрал номер еще раз, тщательно
прикрывая спиною диск.
Лайбл нигде не останавливался, хотя крутил по городу больше остальных;
вернулся в посольство, оттуда - через два часа - отправился домой. А Честер
Воршоу на Старом Арбате, возле того места, где ранее был антикварный магазин,
позвонил из автомата ровно через две минуты после того, как кончил звонить
Шернер.
...На этом операция ЦРУ закончилась. Необходимый экскурс в историю
В последние дни своего президентства генерал Дуайт Эйзенхауэр отчего-то
чаще всего вспоминал тот час, когда войска союзников под его командованием
высадились во Франции; он даже отчетливо ощущал йодистый запах водорослей,
выброшенных тугим, медленным прибоем на серый песок побережья, слышал
пронзительный крик чаек (вот уж воистину вопиют души утонувших моряков) и
пред, ставил глаза раненого мальчика: в них были слезы боли и счастья. Подняв
слабеющую руку, ребенок растопырил указательный и безымянный пальцы -
"виктори", первая буква заветного слова, вобравшего в себя надежду
человечества...
Чем больше проходило лет с того майского дня, когда он, Монтгомери и Жуков
встретились как победители, тем порою - особенно когда оставался один (а это
случалось редко) - горше ему становилось; утраченные иллюзии послевоенного в з
а и м о п о н и м а н и я союзников, новое противостояние, которое каждую
секунду может перерасти в вооруженное противоборство, а это ему, военному
человеку, знавшему войну не понаслышке, казалось совершенно чудовищным.
Согласившись выдвинуть свою кандидатуру на выборах, он не мог представить,
как трудно придется ему в Белом доме, сколь постоянным, изматывающим и т я ж е
л ы м будет давление военных и тех групп промышленников, которые получали
заказы Пентагона; люди не сумели (а может, не захотели) перестроиться после
мая сорок пятого; средства, вложенные ими в заводы, ковавшие оружие для победы
над нацизмом, и поныне алчуще требовали продолжения ежедневного дела, ставшего
привычным для миллионов рабочих: выпуска самолетов, танков, электроники. Любой
резкий п



Назад