24e2f44e     

Семенов Юлиан Семенович - Начало Семьдесят Третьего (Франция, Испания, Андорра)



Семенов Юлиан
Начало семьдесят третьего (Франция, Испания, Андорра)
Командировка во Францию, Испанию и Андорру закончилась в начале семьдесят
третьего года.
Привычка вести дневники становится своего рода болезнью, - вернувшись,
тратишь долгие месяцы на работу с блокнотами. Поэтому я включаю в этот раздел
лишь часть материалов, которые были продиктованы мною в редакцию "Литературной
газеты" из Парижа, Марселя и Мадрида.
Записи бесед с членами Политбюро ЦК Французской компартии товарищами Жаком
Дюкло и Гастоном Плисонье, с политическим редактором "Юманите" товарищем Анри
Вюрмсером, которые рассказывали мне поразительные истории сражающейся Франции
в период гитлеровской оккупации, еще не обработаны.
Предстоит проверять и перепроверять запись беседы с генерал-полковником
Карлосом де Молина, который был последним военным атташе Франко при Гитлере и
покинул Берлин в конце апреля 1945 года (эта беседа интересовала меня в связи
со сбором материалов к романам о Штирлице - Исаеве).
Были интересные встречи с президентом крупнейшего французского банка
"Лионский кредит" г-ном Блок-Ленэ, с руководством фирмы "Крезо-Луар", с
политическим директором газеты "Монд" Анри Фонтеном. * * *
Вероятно, все эти записки станут дрожжами для будущей книги, - если,
впрочем, ей суждено быть написанной.
Я обратился к нему так, как это испокон веков было принято в Испании:
- Благодарю за то, что вы нашли время для меня, дон Эухенио.
- Просто "Эухенио", без всяких "дон", - ответил мой собеседник, - давайте
хотя бы в обращении друг к другу будем демократами.
Если научиться в луже видеть звезды, то приведенный пример - та самая
"лужа", которая позволяет понять многое из того, что происходит сейчас в
Испании. Два года назад, во время моей первой поездки в Мадрид, подобная
реплика аристократа, крупного испанского политика и журналиста, каким по
справедливости считают Эухенио, звучала бы по меньшей мере странно и могла
быть расценена как желание пооригинальничать, а в Испании "оригинальничать"
может лишь главный редактор "профсоюзной" "Пуэбло" Эмилио Ромеро; недавно в
беседе с Ричардом Эбертом из "Нью-Йорк тайме" он сказал; "Последние годы мы
думали, что по мере того, как наши желудки будут становиться все более
полными, наши головы будут становиться все более трезвыми и мы будем жить как
швейцарцы. Эта теория разбита вдребезги. Все мы подготавливаем путь для
мрачной, раздираемой борьбой Испании". Но два года назад, когда я встречался с
Ромеро и его сотрудниками, даже он подобного рода высказываний себе не
позволял, а уж о том, чтобы отбросить обязательное "дон", не могло быть и
речи.
Значит, многое изменилось в Испании за прошедшие два года? Да, многое.
Каких областей жизни коснулись эти изменения? Прежде всего экономики.
Неслыханными темпами развивается туризм: в прошлом году Испания приняла 29
миллионов туристов, заработав на этом 2200 миллионов долларов. Индустрия
туризма оказалась сопричастной к строительству новых автотрасс, гостиниц,
кампингов, аэродромов. Однако не следует думать, что лишь туризм определяет
экономическое развитие сегодняшней Испании. В стране происходит своего рода
экономический "бум": растут корпуса новых заводов, по дорогам носятся сотни
тысяч автомобилей, и, несмотря на плакаты, установленные вдоль шоссейных
магистралей: "Папа, езди на поезде!" (как истинные "кабальеро", испанцы
считают ниже своего достоинства держать скорость меньшую, чем сто двадцать
километров, поэтому огромное количество несча



Назад