24e2f44e     

Семенов К - Зимняя Ночь



K. Сeмeнов
Зимняя ночь
Жутким плачем разгонится ночь
Все - никто мне сможет помочь.
Застынет под окнами бешеный вой -
Это снежные волки пришли за мной.
Настя
Глубокомысленный голос тещи в трубке, тускло побрякивал легким
негодованием и беспричинной обидой: - о она дала адрес... Ашхабадская -
Абаева 141. Я уже почти повесил трубку, когда услышал - а квартира?...
по-моему 14.
- Спасибо... Ашхабадская - Абаева... Совсем рядом со мной... Я еще
соображал, какой это может быть дом, когда обнаружил, что пытаюсь надеть
свитер и рубашку одновременно.
Семен, очень вежливо не обращая внимания на шум, в последний раз
просматривал текст курсовой. Видимо ему, с его отношением в к жизни, ужасно
зрелым для его возраста, трудно было представить, что может так
подействовать на человека.
Засунув рацию во внутренний карман куртки, я наконец остановился. Семен
деловито и спокойно переписал исходник на дискету и вопросительно взглянул
на меня. "Да мне тут... едалеко...", лихорадочно озираясь в поисках дэушки
для компьютера, объяснил я. ужные кнопки на маленьком пульте никак не
находились, раздражение и нетерпение во мне достигли пика и я сорвал злость
на неповинном Чиже, вещавшем через стереосистему про чай и рокеров: "Да
заткнись же наконец!!". Тут кнопка нашлась, компьютер обиженно мигнул
питанием, и выключился. Погас монитор, затих в динамиках Чиж, потухла лампа
на столе...
Внезапная тишина - Семен тихонько одевался в коридоре - слегка отрезвила
меня. Уже почти спокойно я достал из дипломата нож-бабочку. Семен быстро
взглянул на меня и завязал шнурок. Глядя на него, я методично повторял
ножом движение "серая ласточка ловит стрекозу над утренней рекой" и
старался ни о чем не думать. Семен завязал второй шнурок и выпрямился, не о
чем не думать - так и не удалось. "Идем" - я погасил свет и шагнул на
площадку.
На улице Семен очень осторожно попытался выяснить, куда и зачем я иду, и
не нужна ли мне помощь, на что я туманно ответил, что если человек дурак,
то это - надолго, и что помощь мне в этой связи совсем не нужна.
Распрощались мы уже в подъезде. Я шарил рацией с включенной подсветкой по
почтовым ящикам, выясняя, здесь ли нужная мне квартира. Семен еще раз
твердым голосом большого мальчика предложил свою помощь. Я отказался. Мы
пожали руки. Я вышел с ним на улицу и посмотрел наверх.
Нужные окна светились, там двигались тени. Семен легко шел по дорожке
вдоль дома, ровно и не оборачиваясь. Я в который раз позавидовал ему -
какой он здоровый и спокойный. Самое главное - спокойный. Тихонько
вздохнув, я нырнул в вонючую темноту чужого подъезда.
Ободранная дверь на последнем этаже. Сердце колотилось как сумасшедшее.
Пробормотав про себя обрывок мантры, я нажал на кнопку. Смех за дверью
мгновенно стих. Примерно через минуту дверь приотворилась, и в щелке возник
глаз какой-то ее подружки. Вполне кстати знакомый глаз. Привет - сказал я
быстро - Ничка здесь?
Пару минут спустя моя жена появилась на пороге. Она была очень весела и
совсем чуть-чуть пьяна. Я смотрел в ее глаза, что-то отвечал на ее
удивленные вопросы вроде "А ты как меня нашел? еужели маме звонил?", и
видно было, что все у нее нормально и ей сейчас хорошо и весело, и я отвел
ее руку, когда захотела поправить выбившуюся прядь у меня на виске - она
всегда ее поправляла раньше, когда мы жили вместе. В голове билось одно
единственное слово "идиот", и, сказав что-то банальное и машинально
улыбнувшись, я пошел по лестнице вниз. Спустившись на пролет, я



Назад