24e2f44e     

Семeнова Мария - Викинги



sf_fantasy Мария Семeнова Викинги Они приходили с моря, воины, не знавшие ни жалости, ни страха смерти. Пестрые паруса их драккаров заметны были издалека. И когда такой парус поднимался над горизонтом, жители прибрежных селений в страхе бежали, спасая свою жизнь.

Об их отваге, мужестве, жестокости и ярости ходили легенды. Они жили войной и ради войны. Их хранили суровые асы.

Им помогали светлые альвы и темные йотуны. Их души уносили с поля боя златокосые валькирии. Их называли героями и варварами, пиратами и волками Севера.

Но сами они звали себя — Викинги.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-11-23 16B65E9D-C335-4A18-A617-7D5FF8BAD14E 1.2 Семенова М. Викинги: Авторский сборник АСТ, Азбука М. 2002 5-17-009063-3, 5-7684-0601-8 Мария Семенова
Викинги
ДВА КОРОЛЯ
Как гласят старинные хроники… Давным-давно — тысячу сто лет тому назад — жил в Дании, на острове Зеландия, могущественный вождь. Звали его Рагнар. А ещё носил он прозвище — Лодброк, то есть «Кожаные Штаны».
Не было такого моря, где бы ни носились его страшные полосатые паруса. Это он, поднявшись по реке Сене, в 845 году взял и дочиста разграбил Париж. А на обратном пути к морю разметал, как песок, две армии французского короля Карла.

Это он, немного погодя, покорил на севере Англии королевство Норсхамбрию. Это он, ещё через несколько лет, совершил поход в русские земли, но потерял там сына и сам едва не сложил головы…
В 867 году Рагнар Кожаные Штаны отправился в Ирландию. Поначалу этот поход складывался удачно, но для Лодброка он оказался последним. Старый викинг был пленён своим злейшим врагом, норсхамбрийским королём Эллой, и в цепях привезён в его столицу — город Йорк, который тогда назвался Эофорвиком…
1. Лодброк
Отчего бы и не припомнить теперь, что мне снилось там, в Ирландии? Это, конечно, легче всего — искать в прошлом предостережения, которым в своё время не внял. Ведь всякий сон, говорят, сбывается так, как его истолкуют.
Ладгерд получит весть о моей судьбе и посмеется. О, она посмеется, моя Ладгерд, мать моего старшего сына, — Лодброк умер в оковах, обманом захваченный в плен!.. Рагнар, Рагнар, скажет она. А ведь тебя называли прозорливым и мудрым.

Как же это ты не распознал вражеских воинов в слугах, подносивших пиво?..
Дорого я дал бы за то, чтобы вызнать — кто же всё-таки продал меня англам… Много зим длилась моя жизнь, и не ко всем бывал я справедлив, и ей, моей Ладгерд, выпало понять это раньше других. Уж не она ли отомстила мне за давнюю обиду?
Ладгерд… Нет, она била в спину только тогда, когда враг пускался от неё наутек, не смея повернуться лицом. Я-то это знаю, я же видел ее, мою Ладгерд, с копьём в руках, на носу боевого корабля.

Она не изменила себе и в тот день, когда мы с ней смотрели друг другу в глаза, и оба знали, что эта встреча последняя. Ты, усмехнулась она, ни дать, ни взять Сигурд-змееборец. Ты так же, как он, забываешь любимую ради другой.

Вот только Сигурду помутило разум питьё, настоянное на злом колдовстве. А тебя, мой конунг, и околдовывать не понадобилось.
А я ей ответил… должно быть, я делаюсь стар, если не могу не то что придумать ответ, но даже и вспомнить сказанное однажды! Я ей ответил: если я — Сигурд, стало быть, мне надо ждать скорой смерти? Которой ты, моя Ладгерд, непременно добьешься?

И ещё я сказал, что, пожалуй, не стану бегать от подобной судьбы, если только она, Ладгерд, поклянется умереть на моей могиле. Они у меня всегда были остры одинаково — оружие и язык.
Но за ней тоже ни разу ещё не пропадало, будь то меткий удар или беспощадное



Назад